У Паредеса были проблемы с техникой отбора. В чем проблема Маркизио и Эрнани. Интервью Сергея Семака

Главный тренер «Зенита» Сергей Семак дал обстоятельное интервью sports.ru.

– После прихода в «Зенит» вы говорили, что в идеале команда должна овладеть двумя схемами. Получилось?

– Сложный вопрос. У нас есть два-три варианта. Если у нас кто-то выбывает, мы можем перестроиться – по крайней мере, это уже знакомые расстановки. Я вижу понимание этих схем, это хорошо.

– Почти все матчи, которые «Зенит» провел с четырьмя защитниками, без мяча команда выстраивалась по 4-4-2. Это тренд с ЧМ? Там эта схема при обороне была самой эффективной.

– Думаю, все в совокупности: и ЧМ, и набор имеющихся у нас игроков.

Например, различия между 4-4-2 и 4-2-3-1 обуславливаются индивидуальными характеристиками: все зависит от того, смещаются ли у тебя фланговые полузащитники между линиями в центральную зону или играют широко.

В целом оборонительная схема с восемью игроками позволяет достаточно хорошо обороняться, даже если нападающие играют с не очень большим объемом. 

– Как пришла идея поставить Ерохина на фланг?

– Не от хорошей жизни. Думаю, Саше удобно играть на краю – он часто смещается в середину и практически не играет широко. Также ему комфортно в роли верхнего полузащитника в 5-3-2.

Он хорошо чувствует момент, создает достаточно остроты своими врываниями, умением играть вверху, подстраиванием под сбросы. Объема для того, чтобы участвовать в обороне крайним полузащитником, ему тоже хватает.

После ЧМ у Саши была серьезная травма, он практически не работал в общей группе два месяца. В конце первой части чемпионата это ему сильно помешало – не хватило сил.

– После матча с ЦСКА я спрашивал, не считаете ли вы, что с передвижением Ерохина в опорную зону атакующий потенциал команды снизился. Тогда вы, по сути, ушли от ответа. Что скажете сейчас?

– Конечно, я согласен. Но у нас один Ерохин.

Шатов тоже много пропустил из-за травм – почти два месяца с июня. Ему здоровье не давало выйти на его уровень и провести стабильно несколько матчей подряд.

Центральная зона тоже была проблемной: не было игрока, который бы агрессивно и дисциплинированно там действовал. Атакующих полузащитников у нас было достаточно, а вот из оборонительных – только Краневиттер. Поэтому мы передвинули Ерохина в опорную зону – он очень дисциплинирован.

– Когда в середине поля у «Зенита» играли Паредес и Нобоа, казалось, что нет никаких проблем с продвижением мяча. После травмы Нобоа вы хотели купить игрока с такими же функциями или просто был нужен новый центральный полузащитник?

– Было необязательно, чтобы новый полузащитник совпадал по функциям с Нобоа, потому что у нас были свои игроки, которых мы должны были использовать.

Согласен, что Паредес и Нобоа хорошо смотрелись вместе. Нобоа – очень умный игрок, он читал тактические недочеты Паредеса при обороне и подчищал их. Пускай с точки зрения обороны в целом все было не супер, но с точки зрения контроля, продвижения мяча, выбора позиции все было достаточно неплохо.

После травмы Нобоа в идеале нужно было найти игрока, который соответствовал бы всем требованиям, но у нас было слишком мало времени. У нас были разные варианты – к сожалению, наверное, не получилось взять игрока, которого мы бы хотели по функционалу.

Мы пригласили Маркизио, но ему удобнее играть в 4-3-3. Для этой схемы нужны быстрые вингеры, нужен опорник, который проделывает огромный объем работы и развязывает атакующих игроков. Таких футболистов у нас не было, поэтому на каждый короткий отрезок времени нам нужно было кого-то передвигать для того, чтобы как-то соблюдать баланс.

– Вы говорите, что у «Зенита» не получилось взять игрока с подходящим функционалом. Маркизио не подходит для продвижения мяча?

– Думаю, он игрок немного другого плана. На мой взгляд, его идеальная позиция – ближе к атаке, как раз при 4-3-3. У него хороший объем, он умеет забирать подборы, качественный удар, обостряющая передача.

Нобоа играл ниже для продвижения мяча от защитников в атакующую линию. Маркизио больше подходит позиция выше к чужим воротам. За счет Маркизио у нас появилась возможность создать конкуренцию в середине поля, тем более он был свободным агентом – грех было не воспользоваться такой ситуацией.

– Неудачные матчи Маркизио против «Динамо» и ЦСКА, когда не играл Паредес, связаны как раз с тем, что ему удобнее играть выше?

– Мне кажется, да. Плюс нельзя забывать, что всю карьеру Маркизио провел в одной стране, в одном чемпионате, поэтому мы не можем от него требовать многого.

Период адаптации к стране, к команде, к футболу нельзя сбрасывать со счетов. Сейчас он проходит с нами полноценную предсезонку – у него есть возможность понять все наши требования. А мы должны использовать его сильные качества.

– После удаления Паредеса в ответном матче с минским «Динамо» вы сказали, что он должен понять, что сделал. Через два с половиной месяца Паредес получил удаление в игре с «Ахматом». Не понял?

– Его удаления – это не грубая игра или злой умысел. Это технические элементы, которые он не умеет правильно исполнять. С минским «Динамо» действительно было неспортивное поведение. С «Ахматом» Паредес отбирал мяч с большим желанием, но он просто не умеет это правильно делать. Например, при подкатах у Паредеса всегда поднята вторая нога. Даже если он не попадает по сопернику, это сигнал для судьи. После удаления с «Динамо» он правильно все понял, у нас абсолютно не было никаких недопониманий.

– Самый непонятный игрок для болельщиков «Зенита» – Эрнани. Какие у него сильные стороны?

– Ему нужна адаптация в Европе, нужно почувствовать уверенность в себе. Это хороший игрок: он здорово играет вверху, у него очень хороший удар, большой объем, он может сам продвигать мяч. Мне кажется, это только вопрос уверенности.

Мне бы очень хотелось, чтобы он раскрыл свой потенциал, потому что я вижу его сильные качества. В конце первой части сезона он действовал неплохо.

– Оптимальная позиция для Кузяева? И при Манчини, и при вас он играл практически везде.

– Думаю, что для него идеальная позиция – верхний полузащитник в 4-3-3, то есть почти то же самое, что и у Маркизио. Существуют игроки, которые все время хотят оказываться в зоне, где находится мяч. Далер – именно такой игрок, поэтому ему комфортнее играть в центре, а не на фланге.

– Неопределенность с позицией как-то влияет на качество его игры? Вам проще рассуждать на эту тему: вы сами сменили несколько позиций за карьеру. 

– Конечно, в целом смена позиции влияет на качество, потому что игрок привыкает к игре в определенной зоне. Но это в целом. Есть футболисты, которые правильно понимают игру, обладают качествами для игры на нескольких позициях. Для них в частой смене амплуа нет ничего катастрофического.

Главное тут – понимание игры. У Кузяева оно на очень хорошем уровне, поэтому он так универсален.

– Вы считаете, что оптимальные позиции Маркизио и Кузяева – верхние полузащитники в 4-3-3. Получается, осенью для перехода на эту схему не хватало качественного опорника?

– Нам много чего не хватало. Не хочу об этом говорить никому, кроме руководства. У нас есть игроки, а по поводу усиления все нужно решать с руководством, без вовлечения медиа в эти моменты.

Я не могу сказать публично, что мне нужно усиление на какую-то позицию, если у меня на ней уже есть игрок. Если у нас получится купить игрока сильнее, чем есть у нас – это касается любой позиции – мы это сделаем.

– Нобоа может сыграть нижнего полузащитника в 4-3-3?

– Одному ему будет тяжело – это касается и отбора, и скорости. Если говорить про контроль мяча, Нобоа может играть один, вообще без проблем. Если иметь в виду оборону, он может быть вторым центральным полузащитником.

– Почему после матча с «Ростовом» вы оставили схему с тремя центральными защитниками?

– У нас был травмирован Смольников, справа в обороне мог сыграть только Анюков. Естественно, в каких-то моментах он уже не идет активно в атаку. Поэтому мы понимали, что схема с тремя центральными защитниками будет удобна – у нас есть вингеры, которые могут играть широко. Плюс у нас был серьезный выбор в центре поля.

– При переходе на схему с тремя центральными защитниками у вас был Набиуллин и Чернов, но слева играли Кузяев или Мак – не только полузащитники, но еще и правши. Почему?

– Фланговые защитники соперников достаточно активно действуют в отборе, закрывают удобную ногу – в случае с Набиуллиным и Черновым это была бы левая. В каких-то моментах правше в этой схеме удобнее – например, при смещениях в центр, который сопернику закрыть сложнее.

– Почему Анюков занял позицию правого центрального защитника?

– Во-первых, в этой позиции нам нужен был российский игрок. Во-вторых, сейчас Саше удобнее показать свое понимание игры, когда ему не нужно подключаться к каждой атаке. У Анюкова огромный опыт, он хорошо выбирает позицию, работает с мячом.

Насколько эта наработка нам пригодится в будущем – большой вопрос, но на том этапе использование Анюкова в тройке центральных защитников было оправданно.

Источник: sports.ru

©2019 Спорт уик-энд.