Знарок и его тренерский штаб не могут ехать в Пхенчан – формулировки МОК не позволяют. Если бы Пихлер остался в России – его тоже бы закрыли, а так - свободен…

В опубликованном решении МОК, касающемся российских спортсменов, остаётся много вопросов. Большая их часть, если можно так выразиться, прикладная. Механизма по реализации ещё нет, но очевидно, что его придумают. А есть вопросы жизненно важные прямо сейчас - те, по которым из-за небрежности в формулировках под угрозу пропуска Олимпиады-2018 попадают сразу несколько ключевых спортсменов, тренеров и представителей персонала сборной России, сообщает «Чемпионат».
Если трактовать документ МОК буквально, то на Игры не должен быть аккредитован, например, главный тренер сборной России по хоккею Олег Знарок и главный врач команды Егор Козлов. Не совсем понятно, что делать с конькобежцем Денисом Юсковым, шорт-трекистом Семёном Елистратовым и фигуристкой Екатериной Бобровой (первый - трёхкратный чемпион мира, два последних - олимпийские чемпионы). Плюс ещё несколько фамилий - в том числе из хоккея.
А теперь следите за руками - как оно так хитро получилось.


«А кто у нас муж?»

Самый неоднозначный пункт в решении МОК звучит так: «No coach or medical doctor whose athlete has been found to have committed an Anti-Doping Rule Violation can be included on the invitation list». То есть «ни один тренер или врач, в ведении которых находились спортсмены, уличённые в нарушении антидопинговых правил, не может быть включён в список приглашённых».
Как ни странно, но за нарушение антидопинговых правил - Anti-Doping Rule Violation (ADRV) - не всегда следует дисквалификация. Допинг-проба спортсмена может дать положительный результат, начнутся разбирательства, после которых дисциплинарная комиссия придёт к выводу: установленный факт нарушения не является таким уж тяжким, чтобы выдать срок. И ограничится ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕМ.
Судя по всему, именно предупреждение получил игрок СКА Сергей Плотников весной этого года. Тем не менее, согласно МОК, ни один тренер или врач, чьи подопечные имеют ADRV, не может быть представлен на Играх-2018.
А кто у нас муж? Правильно: главный тренер СКА Олег Знарок и главный врач клуба Егор Козлов. Плюс остальной штаб команды СКА (Санкт-Петербург) в сезоне-2016/17: Харийс Витолиньш, Владимир Федосов, Юрий Жданов (тренер по ОФП), Дмитрий Богдашевский (старший врач) и другие.
Все эти люди теперь работают в сборной России. И все они, если исходить из решения МОК, в Пхёнчхан поехать не могут. Весело, да? И самое главное - совершенно непонятно, как выпутываться из этой нелепой ситуации.


И снова мельдоний

Не смогут поехать в Южную Корею по вышеприведённым причинам и некоторые тренеры - те же конькобежные специалисты Константин Полтавец и Дмитрий Дорофеев. А есть ещё тренеры, которые сами когда-то были дисквалифицированы - например, Юрий Бородавко из лыжных гонок (у него тренировался олимпийский чемпион-2006 Евгений Дементьев, пойманный на допинге в 2009-м). Сейчас Бородавко работает тренером юниорской сборной страны, а его воспитанники активно участвуют в этапах Кубка мира. Впрочем, если говорить о фамилиях тренеров во всех видах спорта, то там копать - не перекопать.
Если говорить об атлетах, то однозначная и печальная ситуация, пожалуй, у четверых: биатлонистов Ирины Старых и Александра Логинова, лыжницы Натальи Матвеевой, а также у конькобежца Павла Кулижникова. Все они не выполняют требований пункта: «Спортсмены, в прошлом не подвергавшиеся дисквалификации и не лишавшиеся права допуска к соревнованиям за любые нарушения антидопинговых правил». Перспективы обжалования этого в CAS есть, но перспективы не столь светлые, как прямо отмечает юрист Артём Пацев, успешно защитивший Юлию Ефимову в похожем деле лета 2016 года.
А есть люди, с которыми не всё так однозначно, но нервы им могут потрепать неплохо. Конькобежец Денис Юсков 10 лет назад попал в мутную историю с допингом, реально «отсидел» несколько лет, после чего случилось повторное разбирательство и дисквалификацию сняли. Сняли или сократили? И если даже сняли - то с какой формулировкой? Вряд ли с полностью оправдательной: в конце концов, марихуану в организме 18-летнего тогда Юскова действительно нашли. А это конец - в таком случае и Юсков в Пхёнчхан не поедет.
В скандале с мельдонием весны 2016 года упоминались возможные участники Игр-2018 - фигуристка Екатерина Боброва, шорт-трекисты Семён Елистратов и Елена Константинова. В публичном доступе нет информации о формулировках, с которыми у них снимали отстранение. Если полное оправдание - это одно, если предупреждение (предположим, концентрация мельдония в организме превышала норму, установленную WADA) - это, как вы уже поняли, другое.

Как быть с Пихлером?

И самое плохое. Похоже, что ситуацию не контролирует никто - ни российская сторона (тут нам как бы не привыкать), ни МОК (как это ни удивительно). Ведь как считалось: есть мудрые юристы МОК, две рабочие группы, которые в течение полутора лет проводили расследования, продумывали формулировки. Комар носа не подточит, каждая запятая выверена.
А потом выходит решение исполкома МОК - и каждое предложение вызывает вопросы и споры. Однозначных ответов на них нет. А ведь это юридический документ, между прочим!
Например, в указанную в самом начале формулировку про тренеров и врачей легко попадают и иностранные специалисты в нашей команде Сочи-2014, которые давно трудятся с другими национальными сборными. С ними как быть?
Если МОК скажет, что речь идёт только о «приглашаемых» (биатлонный тренер Пихлер, конькобежный специалист Маркетто или коуч по бобслею Людерс в приглашениях не нуждаются, они будут в заявке национальных олимпийских комитетов своих нынешних стран), то что же получается? Любому российскому атлету и специалисту достаточно сменить спортивое гражданство - и всё, они чисты? Как биатлонист Тимофей Лапшин, находившийся в «списке Макларена»: теперь он выступает за Корею, и к нему нет никаких вопросов. Или пока нет?
Славно поработали юристы МОК. Не зря полтора года готовились. До начала Олимпиады - ровно два месяца.

©2017 Спорт уик-энд.