Андрей ФЕТИСОВ: «Спартак» - это бренд, который был, есть и будет

Президент баскетбольного клуба «Спартак» дал эксклюзивное интервью «Спорт уик-энду»

Одним из знаковых событий уходящего года стало возрождение баскетбольного «Спартака». Команда, сформированная с нуля, постепенно заявляет о себе в Суперлиге-1 и останавливаться на этом не намерена. О планах возродить победные традиции времен Владимира Кондрашина и Александра Белова рассказал президент клуба заслуженный мастер спорта Андрей Фетисов, вспомнивший также о многих ярких моментах своей карьеры.

Кому Андрей, кому Андрей Сергеевич

- Всезнающая «Википедия» сообщила, что вы назначены президентом БК «Спартак», хотя подобная должность во всех сферах деятельности является выборной…
- Президентом меня утвердили члены правления клуба. У МБК «Спартак» есть учредители - Фонд развития баскетбола имени Владимира Кондрашина и Александра Белова, а также Федерацию баскетбола Санкт-Петербурга. По требованию РФБ приходится вывести из их числа федерацию. Сейчас вносим изменения в уставные документы.
- До столь ответственного назначения вы руководили Центром физической культуры и спорта, а также СДЮСШОР Калининского района, возглавляли селекционную службу БК «Зенит». Пригодится ли вам этот опыт?
- На каждой из этих должностей приобретал необходимые навыки. Надеюсь использовать их на президентском посту. Кроме Университета имени П.Ф. Лесгафта и Высшей школы тренеров окончил Академию государственной службы. С учетом семи лет на руководящих должностях образования и опыта должно хватить.
- Часто ли приходится надевать деловой костюм и галстук?
- Теперь чаще. Костюм еще куда ни шло, а галстуки терпеть не могу завязывать! Хотя приходится. По статусу положено.
- Кому из подчиненных разрешаете обращаться на правах старых знакомых по имени?
- Это внутренняя кухня клуба. Когда общение идет в неформальной обстановке, все могут позволить назвать меня Андреем. В кабинете на совещаниях обращаются «Андрей Сергеевич».

Российским баскетболом правят агенты

- Андрей Сергеевич, вы приехали из Душанбе даже не в «Спартак», а в школу-интернат спортивного профиля при клубе…
- Было бы неправильно называть ленинградскую ШИСП №62 кузницей кадров только для кондрашинского «Спартака». Школа-интернат, ставшая сейчас колледжем олимпийского резерва, должна была готовить игроков для сборных страны и команд мастеров. Естественно, в Ленинграде «правом первой ночи» обладал «Спартак». Большинство ребят из «гнезда Анатолия Штейнбока» перекочевывало в команду Кондрашина. Эту традицию мы стараемся сохранять. Восемь учащихся КОРа играют за «Спартак-ДЮБЛ». У клуба есть заключенный с колледжем договор о том, что КОР будет поставщиком баскетболистов именно в наш клуб.
- В советские времена школа-интернат исправно выполняла роль поставщика молодых талантов в «Спартак», но затем совсем юных баскетболистов стали переправлять (причем, как утверждают, небескорыстно) в другие клубы…
- Авторитет Кондрашина был настолько велик, что у нас и мыслей о других командах не было. Затем приоритеты поменялись. В «Спартаке» просто не было денег, чтобы подписать контракты с ребятами и довести их до хорошего уровня. Самый яркий пример - Тимофей Мозгов. Будущий чемпион НБА в Санкт-Петербурге оказался никому не нужен. Тогдашних руководителей «Спартака» уговаривали взять его - и получили отказ. В результате Тимофей оказался сначала в «Химках», а затем - в НБА.
Работая селекционером в «Зените», я поднял статистику. В различных командах Единой лиги ВТБ и низших дивизионов играют 36 воспитанников питерского баскетбола. Это только ребята 1994-1998 годов рождения, по которым был проведен мониторинг. Наша задача не просто возродить имя «Спартак», но и вернуть в родной город своих воспитанников. Первой ласточкой стал Андрей Семенов, который начинал сезон в Рязани. Уже в январе хотим начать переговоры с питерскими ребятами, которых видим костяком нашей команды в будущем сезоне.
- Сейчас стали почти в открытую торговать 14-15-летними ребятами, которые могут и не стать звездами…
- Российским баскетболом сейчас правят агенты. Даже мальчишек они берут под свою опеку, запудривая мозги родителям. У ребят, а особенно у родителей, просто едет крыша. Уже 12-летние пацаны направляют нас на переговоры с агентами!
- В сборной России, игравшей в финале ЧМ-1994 против Dream Team-2, было шесть воспитанников питерского баскетбола, на последнем Евробаскете - ни одного, если не считать Мозгова. Наши спортивные школы и интернат стали работать хуже?
- Начнем с того, что в интернате сократилось количество баскетбольных мест. К тому же в СССР было всего два интерната, куда все стремились попасть - в Алма-Ате и Ленинграде. Сейчас свои академии, где обязательно есть места для иногородних учеников, открыли практически все ведущие клубы Единой лиги ВТБ. Лучше всего, на мой взгляд, работа с резервом налажена сегодня в Краснодаре.
- Кстати, почему вы выбрали далекий от Душанбе северный город, а не Алма-Ату?
- Решающее слово было за родителями. Они решили, что достаточно уже среднеазиатской экзотики. Пора перебираться в Россию. Когда я перевозил бабушку и тетю из Таджикистана в Брянскую область, мысленно благодарил родителей за их выбор.

В «Барселоне» футболисты кормят всех

- В бытность баскетболистом вы общались с президентами клубов?
- Конечно, общался и в России, и за границей. Хотя в той же «Барселоне» главным человеком в клубе был босс футбольной команды, а за баскетбольный департамент отвечал специальный человек. Мы его каждую неделю видели, потому что тренировочный зал находился рядом с офисом.
- Вы поиграли в Испании, Италии, Польше. Можно ли применить полученный за рубежом опыт в российских реалиях?
- В каждой стране своя специфика. Из всех команд, за которые играл, по организационным моментам лучшей была «Барселона». В 90-е годы это был уровень НБА. Правда, тогда у каталонцев и финансовые возможности были едва ли не лучшие в Европе. Сегодня в этом плане можно выделить ЦСКА. То, что я видел за границей, безусловно, в сегодняшней работе пригодится.
- В «Барселоне» баскетбольная команда, как и гандбольная или по хоккею на роликовых коньках, входит в состав футбольного клуба…
- Более того, и баскетбольная команда, и гандбольная, и все остальные, игравшие с логотипом FCB, кормились за счет футбольного клуба. Мне доводилось сидеть на сборах вместе с хоккейной командой «Барсы», которая играла не на роликах, а на коньках. Баскетбольная «Барса» пользовалась популярностью в Каталонии, отчаянно сражалась с «Реалом» в национальном чемпионате, но мне сразу объяснили: команда существует только потому, что у нас есть футбол. Почему в России решили выделить баскетбольный и волейбольный «Зениты» в самостоятельные структуры, мне сложно сказать. Возможно, есть какие-то юридические тонкости.
- Испанский этап карьеры вы начинали в «Форуме» из Вальядолида, как и Арвидас Сабонис…
- Мы с ним не пересеклись в Вальядолиде. За три года пребывания в «Форуме» всего один раз довелось сыграть в плей-офф чемпионата Испании. «Барселона» же постоянно играла в финалах за золото. У меня не было резона отклонить предложение каталонцев, да и финансовые условия контракта были совсем другие.
- Доводилось слышать, что главный тренер «Барсы» Аито Гарсия Ренесес убрал вас из команды не потому, что вы плохо играли, а потому, что отказали ему за пределами площадки…
- Полный бред! Мне доводилось слышать разговоры о нетрадиционной ориентации Ренесеса, но на меня он не посягал. Уйти пришлось после того, как «Барса» проиграла несколько игр подряд в Евролиге, да еще и уступила «Реалу» в баскетбольном эль-классико. Нужно было что-то менять, а в такой ситуации всегда крайними оказываются легионеры. Главный тренер был еще и другом президента, а у меня был негарантированный контракт. Расставаясь со мной, каталонский клуб ничего в финансовом плане не терял. Правда, в том сезоне «Барса» все равно не стала чемпионом, про­играв в финале «Реалу».

В моей судьбе агенты сыграли позитивную роль

- Вы уже слегка прошлись по агентам, негативно влияющим на не сложившиеся умы юных дарований. А как сами выстраивали отношения с этими супостатами?
- В моей судьбе они сыграли, скорее, позитивную роль. Во время Евробаскета-93 подписал контракт с испанским агентом Артуро Ортегой, который вел мои дела четыре года. Ортега работал в известном агентстве Лучано Капиккиони и отвечал за испанское направление. В то время роль агентов в формировании составов клубов была не столь велика, а вот баскетболистам они помогали. Только благодаря своим агентам сумел полностью получить всё причитавшееся мне по контракту в «Римини». Итальянский клуб вообще ничего не хотел платить после того, как я получил травму. Только по решению суда удалось получить деньги. Сейчас агенты просто управляют игроками, в буквальном смысле выкручивая руки руководителям клубов.
- В советские времена, когда вы впервые пришли в «Спартак», существовали какие-то регламентирующие трудовую деятельность документы?
- Была ставка спортсмена-инструк­тора - 160 рублей. На четверых баскетболистов молодежного состава выделили две. Моя первая зарплата в «Спартаке» составляла 80 рублей. Распределением ставок ведал главный тренер.
Убежден, что сегодня каждый должен заниматься своим делом: тренер тренировать, менеджмент обеспечивать условия для нормальной жизнедеятельности клуба. Сейчас даже учат отдельно на тренеров и отдельно на спортивных менеджеров!
- Неужели вам иногда не хочется из ложи VIP перебраться поближе к площадке и что-то подсказать баскетболистам «Спартака»?
- Конечно, за годы, проведенные в баскетболе, чему-то научился. Иногда хочется подсказать тому же Петковичу, как ставить блок-шоты. Это ведь моя стезя. Только даже подходить к тренеру и давать ему какие-то советы не буду никогда. Каждый должен заниматься своим делом.

Когда Бог раздавал совесть, Родионов стоял в очереди за деньгами

- В баскетбольном мире афоризмом стала ваша характеристика президента саратовского «Автодора»: «Когда Бог раздавал совесть, Владимир Евстафьевич Родионов стоял в очереди за деньгами»…
- Наверное, общение с президентом «Автодора» - это самый негативный опыт такого рода. В Саратове всех баскетболистов, подписавших контракт, просто кинули. Другого определения нет. Постоянно кормили «завтраками», когда речь заходила о выплате зарплаты. Хотя команда сыграла вполне достойно. Заняли второе место, уступив лишь ЦСКА. Если бы президент клуба выполнил свои обязательства, мы бы и с армейцами смогли побиться.
- В Саратове вы подписали контракт, не оговорив никаких гарантий выплаты зарплаты?
- В «Автодор» пошел, прежде всего, потому, что там подобралась хорошая компания: братья Пашутины, Гинтарас Эйникис, Григорий Хижняк. С такой командой можно решать серьезные задачи. Естественно, поговорил с ребятами и узнал обстановку. До того злополучного сезона все финансовые обязательства перед баскетболистами «Автодор» выполнял. Именно в тот, когда играл я, Родионов никому не заплатил.
- Неужели и агенты не смогли помочь?
- Наоборот, весь сезон агенты уговаривали баскетболистов потерпеть и подождать. Когда же Родионов окончательно отказался платить, они развели руками: «Извините, это Россия!». После этого пришлось расстаться с Ортегой, а с Родионовым при встрече не здороваюсь.
- У Родионова была попытка создать в Санкт-Петербурге конкуренцию «Спартаку», и его «Динамо», с которым работали такие известные иностранные специалисты, как Дэвид Блатт и Фотис Кацикарис, за два сезона выиграло еврокубок и бронзу чемпионата России. После этого прекратило существование. А вообще, нужны ли в нашем городе две баскетбольные команды?
- Боливар вынесет не только двоих! Важно лишь понимать, что это будут за команды. Когда в Питере бились в дерби «Динамо» и «Спартак», я играл в баскетбол и не задумывался о таких нюансах. Сейчас понимаю, что это была какая-то авантюра. Хотя не такая явная, как «Санкт-Петербургские Львы» Капиккиони, которые играли только в Евролиге.
Любой спортивный проект должен быть долгосрочным. Зная Родионова, уверен, что у него таких планов не было. В Санкт-Петербурге есть всё для того, чтобы успешно развивались и «Зенит», и «Спартак». Город большой, город баскетбольный, и каждая команда может найти своего болельщика.
- Баскетбольный «Спартак» позиционирует себя в качестве конкурента «Зениту»?
- На сегодняшний день мы только тянемся за лучшей командой города не только в спортивном, но и в организационном плане.

Сотрудничество со спонсорами должно быть взаимовыгодным

- После того, как профессиональный спорт подсел на бюджетную иглу, очень трудно искать иные источники финансирования…
- Если поставить клуб перед фактом и объявить, что со следующего года бюджетного финансирования не будет, менеджмент волей-неволей забегает. Конечно, очень тяжело за короткое время найти спонсоров, которые обеспечат достойное существование команде и будут работать с ней на перспективу. Бизнес очень неохотно входит в спортивные проекты, понимая их практически нулевую окупаемость.
- Остается надеяться лишь на меценатов да на тех, кому важна имиджевая составляющая бизнеса?
- Сотрудничество должно быть взаимовыгодным. В каком виде, зависит от выбранной каждым клубом стратегии. Сейчас титульным спонсором «Спартака» стал «Банк ВТБ». Понятно, что, играя в Суперлиге, мы не можем предложить ему какие-то интересные формы взаимодействия. Другое дело, если «Спартак» начнет выступать в Единой лиге ВТБ, и реклама банка на наших майках будет постоянно на виду и в тех городах и странах, где существуют его отделения, и на телеэкранах. Выход в еврокубки - это следующая ступенька.
- Часть любви к футбольному «Зениту» в Питере передалась баскетбольному. Может ли рассчитывать на популярность в нашем городе пусть даже и баскетбольный, но «Спартак»?
- Это бренд, который был, есть и будет, независимо от того, как складывалась история клуба в последние годы. Ленинградский «Спартак» - это команда Владимира Кондрашина и Александра Белова. Не думаю, что взаимоотношения футбольных фанатов «Зенита» и «Спартака» каким-то образом скажутся на нашем клубе. Мы прекрасно понимаем, что для этого нужно работать с болельщиками, как это делал в последние годы футбольный «Зенит». Вспомните, двадцать лет назад был у нас такой футбольный бум? Нам есть к чему стремиться, хотя финансовые возможности несопоставимы. Но всё зависит от нас!
- В Санкт-Петербурге в баскетбольном сообществе немало людей, которые постоянно ссылаются на Владимира Петровича Кондрашина и Александра Белова вместо конкретной работы во благо «Спартака»…
- Имена легендарного баскетболиста и легендарного тренера все равно будут использоваться. Это своеобразный флаг «Спартака». То, что какие-то люди повторяют имена Кондрашина и Белова неправомерно или сверх нормы, пусть остается на их совести. Я горжусь тем, что именно Владимир Петрович пригласил меня в «Спартак», где началась моя баскетбольная карьера.

У нашей молодежи нет возможности почивать на лаврах

- Постоянно подчеркивается, что «Спартак» будет делать ставку на воспитанников питерского баскетбола. Зачем нужно было приглашать уже сейчас в команду легионеров?
- О том, что команде быть, мы смогли объявить только 10 сентября. В этот момент у нас просто не было людей, которых можно было бы внести в заявку. Пришлось обратиться даже к 40-летнему Геннадию Силантьеву, уже давно не игравшему на профессиональном уровне. При этом была поставлена задача выйти в плей-офф, и ее никто не снимал. Естественно, мы собрали под знамена «Спартака» всех, кого смогли.
Спасибо ребятам, которые поверили нам и дождались момента, когда им были предложены контракты. Многие не дождались, разъехались в августе по другим клубам, от которых были реальные предложения. В следующем году, безусловно, постараемся вернуть в команду многих воспитанников питерского баскетбола.
По регламенту Суперлиги, команда может иметь двух иностранцев. Первым стал серб Радослав Петкович. Его соотечественник Алекса Николич не оправдал наших надежд, и по ходу чемпионата пришел американец Майкл Гевин. С его появлением ситуация кардинально изменилась. «Спартак» выиграл три матча подряд, и у команды поменялся рисунок игры. Будь в распоряжении тренерского штаба более сильный российский, а еще лучше - питерский баскетболист, мы бы взяли их. Только таких нет.
- Неужели Денис Хлопонин, игравший даже на чемпионате мира среди ветеранов, более перспективен, чем выпускники питерских спортшкол и колледжа олимпийского резерва?
- В нескольких играх Хлопонин и Силантьев были лучшими на площадке и обеспечили результат. Более того, по своим физическим кондициям 40-летний Геннадий превосходит практически всех 20-летних. Это молодежи нужно дорабатывать и перерабатывать, чтобы Силантьев и Хлопонин не составляли им конкуренции.
- А нужно ли это молодым, которые, подписав контракт, вполне довольны жизнью?
- У нас не такие большие заработки, чтобы молодежи можно было почивать на лаврах. Хотя такая тенденция есть, и она активно поощряется агентами. Действительно, многие молодые баскетболисты после подписания контракта теряют концентрацию и перестают вкалывать на тренировках. А начинается всё со спортивных школ, где работают или убеленные сединами ветераны, или не нашедшие более высокооплачиваемой работы вчерашние выпускники вузов. Кто еще пойдет на зарплату в 12 тысяч рублей? Еще одна большая проблема - отсутствие единой методики подготовки. У нас каждый тренер работает так, как находит нужным.
- В других странах разве не так?
- В «Спартаке» работает сербский тренер Горан Стеванович. Он рассказал, что на его родине есть определенные стандарты, которых придерживаются в своей работе все детские тренеры. Если ребенок переходит из одной спортивной школы в другую, он не испытывает дискомфорта. У нас же один тренер пытается слепить из парня первого номера, а другой - четвертого.
- Легко ли находить общий язык в вопросе возрождения «Спартака» с губернатором Георгием Полтавченко?
- Возродить «Спартак» было его идеей. Самое главное, что из уст губернатора прозвучала мысль о том, что это долгосрочный проект, предусматривающий планомерное развитие и перспективу.
Борис ХОДОРОВСКИЙ.

 

©2018 Спорт уик-энд.