Юрии ТАММ: Даже заняв весь пьедестал, мы не ощущали себя героями

Двукратный бронзовый призер Олимпийских игр в метании молота тепло вспоминает времена СССР

Призера Олимпиад в Москве и Сеуле с полным основанием можно называть человеком мира. Уроженец Пярну окончил Институт физкультуры в Киеве, а после распада СССР вернулся в родную Эстонию, где был избран вице-президентом национального олимпийского комитета. Правда, с 2012 по 2015 год руководил администрацией НОК Украины, который возглавлял его друг Сергей Бубка. Сейчас снова трудится в Таллине и является почетным консулом Княжества Монако в Эстонии. В этом качестве и приехал на Петербургский Международный Экономический Форум, во время которого финишировало «Ралли мира» с участием раритетных автомобилей и представителей европейской аристократии. С прославленным советским легкоатлетом, как он себя называет, побеседовал корреспондент «Спорт уик-энда».

В Киев ехал к великому тренеру

- Какие впечатления остались у вас от ПМЭФ-2018?
- Мне очень понравилось, что на «Русском Давосе», как называют форум, насыщенная спортивная программа. С большим удовольствием побывал на матче между женскими сборными России и Франции по фехтованию на саблях. В мое время матчевые встречи между сборными командами были очень популярны, и сейчас мы стараемся возродить их в новом формате. В следующем году в Минске пройдет легкоатлетический матч Европа - США. Это очень динамичное соревнование, которое привлекает зрителей и нравится спортсменам. Мне довелось принять участие в последнем матче между легкоатлетическими сборными США и СССР, которые называли битвой гигантов. Правда, проходил матч в Токио с участием и японских спортсменов.
- Ваш переезд в Киев был связан с желанием тренироваться у великого Анатолия Бондарчука?
- Мне хотелось метать молот за 80 м, а для этого нужно было тренироваться именно у Бондарчука. Вообще, на рубеже 70-х и 80-х в советском спорте было уникальное явление: школа метателей молота, которой не было равных в мире. Мне кажется, в этом заключается основное различие в подходе к профессиональному спорту. Сейчас ставка делается на звезд и коммерциализацию соревнований, в советские времена упор делался именно на тренерскую школу.
- Достижения советских молотобойцев связаны именно с существовавшей в СССР школой или все же одним из факторов был не столь строгий, как сейчас, допинг-контроль?
- Если сводить все достижения к допингу, профессиональный спорт нужно закрывать. Обратите внимание, что рекорды, установленные советскими спортсменами в метании молота, до сих пор держатся, а в толкании ядра и метании диска высшие мировые достижения с тех пор обновлялись несколько раз. Молотобойцы всегда имели большие проблемы с тем, что снаряд, выпущенный с сектора, падал на футбольное поле. Это и сейчас проблема. На коммерческие старты представители нашей дисциплины не допускаются. Нет призовых - нет мотивации. Да и тренеров, которые хотели бы воспитывать чемпионов так, как это делал Бондарчук, не видно.

В 1980-м не понимал цену мирового рекорда

- Рекорды в легкой атлетике - главный стимул прогресса в той или иной дисциплине?
- Мой друг Сергей Бубка был очень рад, когда в секторе для прыжков с шестом появилась Елена Исинбаева. Он посоветовал российской спортсменке прибавлять к мировым рекордам по сантиметру, как в свое время делал сам. Это позволяло прыжкам с шестом быть на виду в легкой атлетике.
- Помните свои ощущения весной 1980-го, когда на предолимпийских соревнования в Леселидзе сначала мировой рекорд установил Юрий Седых, потом вы, а потом снова Седых?
- Я тогда был молодой, глупый и не понимал, что мы творили. Даже на московской Олимпиаде, где весь пьедестал почета заняли советские молотобойцы, мы не ощущали себя героями.

Суть спорта в стремлении к победам

- В Киеве у вас всё было хорошо, но после распада СССР вы решили вернуться в Эстонию…
- У меня все же советское воспитание, и в России чувствую себя очень комфортно. После распада СССР уехал в Испанию. Вот там как раз чувствовал себя очень неуютно. Привык тренироваться в сильной компании. Хотя благодарен Бондарчуку, который согласился работать со мной вплоть до Олимпиады в Барселоне, где выступал за Эстонию. Можно сказать, был конкурентом Игоря Никулина, выигравшего в 1992 году вожделенную бронзу. Свое пятое место на ОИ-1992 считаю успехом.
- Вы руководите комиссией Евросоюза в Ассоциации национальных олимпийских комитетов Европы. Каково отношение к ОКР в этой организации?
- Думаю, что пик кризиса, связанного с попытками изолировать Россию в олимпийском движении, прошел. Появилось понимание того, что нужно играть по правилам. Мне было просто противно, когда российских спорт­сменов, ни разу не уличенных в употреблении допинга, без объяснения причин не допустили к Олимпиадам. Вспоминаю 1984 год, когда советских спортсменов по решению ЦК КПСС заставили бойкотировать Игры в Лос-Анджелесе. Сейчас многие подкалывают: «Юра, неужели тебе двух олимпийских медалей мало?». Конечно, хотелось бы иметь в послужном списке и третью! Суть спорта заключается в стремлении к победам.

Выпил шампанского за нового главу ОКР

- Возможно ли победить допинг в спорте?
- Во всяком случае, нужно вести постоянную борьбу с ним. Спорт - это удел молодых, а они редко понимают последствия применения запрещенной фармакологии. Да и решения принимают не они, а тренеры и функционеры. Уверен, что новые руководители ОКР солидарны со мной.
- Вы довольны, что во главе ОКР теперь четырехкратный олимпийский чемпион?
- Заблаговременно поставил бутылку шампанского в холодильник и открыл ее, чтобы мысленно через границу поздравить Станислава Позднякова. Чем больше спортсменов, знающих цену олимпийских медалей не понаслышке, займут места в руководстве национальных комитетов, тем лучше. Не представляю, чтобы кто-то из олимпийских чемпионов пошел руководить Мариинским театром. Наше место в спорте!
Борис ХОДОРОВСКИЙ.

©2018 Спорт уик-энд.

Please publish modules in offcanvas position.